Новый «Русский Гамлет» покорил зрителей Москвы

Фoтo: Eвгeний Мaтвeeв

Стaвилoсь oнo пo зaкaзу Бoльшoгo тeaтрa, для eгo труппы, и в фeврaлe 2000 гoдa имeннo здeсь нa Истoричeскoй сцeнe сoстoялaсь eгo мирoвaя прeмьeрa. Oднaкo ужe нa стaдии пoявлeния этoгo прoeктa в Бoльшoм, в нeм нe пoжeлaли учaствoвaть бoящиeся пoлучить трaвму тогдашние его капризные примы и премьеры (за исключением Анастасии Волочковой, Марка Перетокина и Дмитрия Белоголовцева), спектакль прошел с «молодежным» составом и дал первые крупные партии только набирающим тогда репертуар Марии Алескандровой, Дмитрию Гуданову, Екатерине Шипулиной. Премьера в Москве вышла триумфальной, однако, вскоре в театре в очередной раз поменялось руководство и шедевр Эйфмана пришелся «не ко двору». Несмотря на это спектакль получил мировое признание и восторженные отклики западных рецензентов – балет продолжал жить в собственной труппе Эйфмана вплоть до 2012 года. «Русский Гамлет» объездил весь мир и в отличии от звезд Большого, в нем стремились танцевать самые востребованные танцовщики мирового балета, например, тогдашний некоронованный «король танца» премьер Американского Балетного Театра (ABT) – Хулио Бокка., легендарный танцовщик собиравший под свое имя стадионы. «Убийство отца, нелюбовь матери, боявшейся сына-наследника, атмосфера постоянной слежки, интриг, страха и унижений погрузили будущего императора в мир фантастических галлюцинаций, мании преследования и духовного одиночества. Но остался непонятым, был жестоко убит и проклят» — рассказывает про свой спектакль хореограф. Чтобы еще более сблизить судьбы реального и литературного героев Эйфман во втором акте, как и у Шекспира гениально ставит сцену мышеловки, театр в театре, когда Екатерине под видом придворного балета (Павел действительно в юности участвовал в балетных спектаклях, хотя танцующих мужчин не любил) показывает сцену убийства короля неверной супругой… Помимо этой по-прежнему украшают спектакль и другие сцены так полюбившиеся зрителю. Эйфман –мастер театральных метафор и символика его балета (гигантская золотая мантия которая в конце спектакля волочит подавляемого матерью царевича к своей судьбе, так страшно повторившей судьбу отца; построенная в конце первого акта из танцовщиков пирамида на возвышении которой стоит Екатерина Великая, так напоминающая её памятник или сцена с черепом) как и раньше вызывает восхищение. Однако восстановлением назвать новую версию «Русского Гамлета» трудно – спектакль совершенно не похож на прежний: многие сцены, оказались не только изменены, но практически созданы заново. Кроме того, появилось множество новых сцен, которых в нем не было ранее. Тем не менее, в отличии от также переделанного заново балета «Чайковский», в котором Эйфман изменил до неузнаваемости (и зачастую к худшему) всю концепцию спектакля, принципиальные и «базисные» решения своего шедевра хореограф решил не менять. Прежней осталась даже сюжетная канва спектакля, хотя именно это было сделано напрасно, поскольку в балете появились новые герои… Точнее старые, получили «новое бытие». Прежде существовавший в спектакле лишь в качестве Призрака, как и у Шекспира, являющегося сыну, сейчас это полноценный и достаточно подробно охарактеризованный персонаж (его замечательно воплотил на сцене Олег Марков, родной брат прежнего и незабываемого Павла – Игоря Маркова). Более укрупнена и практически придумана заново исключительная удачная сцена воспоминаний во втором акте, где Павел вспоминает свое детство, отца, возлюбленную (у реального исторического персонажа — первой жены Павла Петровича Натальи Алексеевны в исполнении Любови Андреевой больше параллелей с шекспировской Офелией). Вообще образ Павла в детстве, размышление над истоками происхождения его комплексов, определивших в дальнейшем взрослую жизнь – очень существенная и важная черта новой постановки. Словно «лучом прожектора» высвечена в новой версии и будущее Павла — его гибель от рук заговорщиков (сцена перекликается с 1 актом, заговором и убийством его отца). Все это дает возможность еще полнее раскрыть психологию своего героя блистательному исполнителю главной партии Олегу Габышеву, который в совершенстве овладев выразительностью хореографического языка балетмейстера сумел создать совершенную как в техническом, так и в психологическом плане актерскую работу. Переписана и во многом по-другому хореографически решена (так в сцене видения Павла введен новый эпизод сражения с Фаворитом на мечах) в новой редакции спектакля и линия Фаворита — Сергея Волобуева, хотя в памяти неизбежно возникают прежние создатели этой роли – Альберт Галичанин, Дмитрий Белоголовцев. В отличии от партий Наследника и Фаворита партия императрицы не претерпела значительных изменений, но Марии Абашовой удалось показать свою героиню с неожиданной стороны. Не только властолюбие и интриги занимают её, императрица Абашовой демонстрирует в спектакле огромную внутреннюю силу своего персонажа, сложность и противоречивость натуры. Её Екатерина действительно Великая, но она не только императрица, но и женщина. Но как бы ни были хороши исполнители центральных ролей, главным героем этого спектакля стала великолепная труппа Эйфмана, его вымуштрованный кордебалет. Хореография маэстро (процентов на семьдесят созданная заново) в исполнении великолепных танцовщиков труппы получилась еще более динамичной (хотя куда же еще), эмоционально насыщенной и изобретательной.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.