На вручении Театральной премии «МК» Людмила Максакова и Иосиф Райхельгауз придумали стихи

…Пeрвым — o, этo сaмыe дисциплинирoвaнныe! — прибылa дeлeгaция из Тeaтрa им. — Oй, я уж нe пoмню — зa чтo я пoлучaлa в прoшлый рaз? — кoкeтничaeт Людмилa Вaсильeвнa. — Ну кaк жe, зa «Пикoвую дaму»! — Oй, и прaвдa. A вoт пo пoвoду «Цaря Эдипa» дa и вooбщe Римaсa Туминaсa мoгу скaзaть oднo: этo выигрышный билeт для мeня, для всex нaс, aртистoв. Я считaю, чтo нaш тeaтр — лучший нe тoлькo в стрaнe, нo и в мирe. Этo дoкaзaнo гaстрoлями. Мы oчeнь мнoгo eздим пo миру, пo стрaнe — сeйчaс были в Пeтрoзaвoдскe, Блaгoвeщeнскe, Уфе… Я давно в театре служу, но сейчас как никогда очень горячая реакция зрителя! — Но «Царь Эдип» был, по сути, поставлен дважды — сначала в естественных «декорациях» греческого Эпидавра и потом уже на родной вахтанговской сцене. Не сложно было входить в столь разную воду? — А это как щенка бросили — и он плавает. Актер уже не думает об этом, нам сказали: мы должны моментально сориентироваться в любых условиях. Но это бывает раз в жизни! Это одно из тех мест, где зародился вообще театр! Оттуда пошло это сказочное явление… Римас никогда не расскажет, как он продумывает роль, это не поддается никакому анализу. — Вы-то как входили в свою Иокасту? — Ой, да это всё чисто случайно, как и всё, что происходит в жизни. Я случайно зашла в кабинет, потому что мне было предложение в театре, которое я сочла не совсем моим… зашла об этом сказать. И вот «поучаствовала», судьба улыбнулась. Наверное, впервые за 22 года не хватило не то что стульев, а места в зале. И пока Людмила Васильевна спускалась под ручку с Иосифом Райхельгаузом, рассуждая, сколько у кого уже «тарелок» от «МК», они придумали кричалку в духе происходящего: «Не валяйте дурака, а читайте все «МК». И зритель меняется, ничто не стоит на месте. Но тем не менее остаются рыцари театра, для которых театр всегда остается на первом месте. И я себя причисляю к этим рыцарям. А что до зрителя — он сильно помолодел, что меня очень радует. Смех молодой! И думаешь: а туда ли мы пошли? * * *
Замглавного Петр Спектор открывает скоростную церемонию награждения:
— Хочу заметить, что нашей газете через два года уже сто лет. Вот, кстати, и наши авторы на первых рядах сидят — Марк Захаров, Иосиф Райхельгауз, познакомьтесь (в зале аплодисменты, ведь многие знают, что и худруки неоднократно писали острые колонки в нашу топовую рубрику — «Свободную тему». — Авт.). Марина Райкина — идеолог премии и ведущая церемонии — не забыла рассказать, что случилось в этот день, 26 октября, в разные годы: и Малый театр основали, и фразу Сталин сказал про «инженеров душ человеческих», и нейлон изобрели. Нейлон особенно вызвал в народе бурление, кто-то даже крикнул: «Приз Нейлону!». Но — поехали! Первыми высыпают на сцену студенты из ГИТИСа (кстати, они позже всех задержались в «МК», особенно курилка пришлась по вкусу): ребята со своим режиссером Егором Перегудовым получили приз за спектакль «Сто лет одиночества». Чуть позже Дмитрий Певцов (получил за лучшую мужскую второго плана в ленкомовском «Дне опричника») скажет, обращаясь к студентам:
— Ребята, ГИТИС! Я серьезно. Я как человек, который только что выпустил курс молодых актеров, знаю это точно. Если даже кто-то попал из вас в театр — это еще ничего не значит. Поэтому деритесь за себя зубами, когтями, тогда что-то будет. — Я буду только рад! — А еще хочу напомнить известные слова, что театр не приносит ни вреда, ни пользы, поэтому давайте заниматься нашим делом радостно, независимо от чего бы то ни было. — Найдем! — Тогда мы к вам придем! …Дальше пошли — по нашей древней традиции — начинающие, полумэтры, мэтры, все уж за столько лет к названию номинаций привыкли, но в этот раз слово «мэтры» вызвало почему-то взрыв хохота, что говорит о серьезном молодом поступлении в рядах. И невероятно громкие аплодисменты заработал Виктор Добронравов, зал прямо-таки скандировал, узнав, что он получает за лучшую мужскую роль царя Эдипа в одноименном вахтанговском спектакле (правда, в «начинающих»). Но это же условности, не более, зависящие от возраста и объема роли. Смотрите фоторепортаж по теме:

Театральная премия «МК» 2017 года

46 фото

И звездные имена побежали задорной цепочкой — Иван Янковский (поэт Бездомный в «Мастере» у Женовача) и Евгений Павлов (Долорес в «Амстердаме» театра «Современник») взяли лучшую мужскую второго плана в начинающих, в той же категории (только женской) берет Екатерина Симонова за Лену в «Бенефисе» Театра Вахтангова. На имени Никиты Кобелева (его лучший спектакль в Маяковке — «Человек, который принял жену за шляпу») зал опять разрывает овацией. — Этот спектакль для меня важен тем, что нашлась компания в Театре Маяковского, которая была готова вместе со мной изучить книги. Это редкая форма, которая может быть в репертуарном театре. А вообще современный театр для меня — это тот, который говорит о человеке и его трудностях. Человек меняется, меняется восприятие театра, очень важно для режиссера найти звучание, которое будет соответствовать новому дню. Директором года становится Марк Варшавер, который скромно поклонился:
— Тронут. В оригинальном жанре победил режиссер Андрей Щукин со своим «Саундтреком», ансамбль взяли сразу два коллектива — и «Наш класс» в Театре Вахтангова (режиссер Наталия Ковалева), и «Гардения» в Театре Пушкина (поставил Семен Серзин). Должны были закончить еще при Лужкове, но возникла пауза. Надеюсь, откроем осенью — через год. Но бетон, кирпичи — уже сделали. Там будет большой репетиционный зал, а главное — музей… — Музей театра. Ну как Вахтанговский музей при театре. А главное, там будет место работы для молодых. Сейчас они могут пригласить любого режиссера. И для них в будущем эта площадка не помешает. Ба-бам: наступает время тяжелой артиллерии, но перед этим разминка — на сцену выходят полумэтры: Ольга Прокофьева берет лучшую женскую за роль Кэт Келлер во «Всех моих сыновьях» Театра Маяковского:
— Современный театр — это то, что современно, не пошло, самое главное. Не трогайте, пожалуйста, нашу классику, оставьте ее святой! — Авт.). Признаюсь, я долго репетировала! (Смех в зале.)
Мужскую второго плана, как уже было сказано, взял Певцов, сразивший наповал своими откровениями в этот вечер:
— Настроение у меня с каждым днем все лучше и лучше, наверное, закончится психиатрической клиникой, — говорит он «по секрету», — проблема современного театра в том, что цензуры на него нет. Туда вылезают очень талантливые люди, которые несут со сцены грязь, ненависть, зло и негатив, — это проблема, в том, что все можно и никто ни за что не отвечает! Совершенно предсказуемо за лучший спектакль в полумэтрах берет «тарелку» Сергей Женовач за триумфального «Мастера и Маргариту». Ну а в новой номинации «спектакль-импровизация» похвалы заслужил Иосиф Райхельгауз, который поставил «Пока наливается пиво»:
— Вот вы не заметили, а мы между тем не соблюли старинную традицию, то есть не сказали «спасибо» нашему дорогому Олегу Павловичу Табакову. Его нет здесь, но от души скажу: спасибо вам, Олег Павлович! Впрочем, получать за лучшую мужскую второго плана Евгений Князев (понятно, за Тиресия в «Царе Эдипе) выходит один:
— Как приятно, что на эту сцену уже поднималось так много вахтанговцев! Г‑жа Марушина тонко заметила:
— Радостно очень пожившей комсомолке получить премию от «Московского комсомольца». Лучшие художники — Адомас Яцовскис и Юрий Хариков, взяв призы и цветы, решили не произносить ни слова. Лучшую мужскую по очереди вышли получать Александр Калягин (Хлестаков в «Ревизоре. Версии») и Владимир Коренев (Маттиас Клаузен в «Перед заходом солнца»):
— Что-то ничего глубокого мне в голову не приходит, — размышляет Владимир Борисович, — но я почему вспомнил «Гаргантюа и Пантагрюэля» Рабле, где есть замечательная фраза. Скажи, почему собака не отдает свою кость? А вот потому, что внутри этой косточки есть капелька мозга. Лучшую женскую — опять же строго по очереди — взяли Вера Алентова (Джудит Блисс в «Апельсины&Лимоны» Театра им. Пушкина) и Людмила Максакова. Важно — не что говорят, а кто говорит. Важно — не что берешь, а от кого берешь. Последние — самые жаркие аплодисменты — двум главным любимцам Москвы: Римасу Туминасу и Марку Захарову:
— Нравится мне ваша редакция «МК», — как всегда, с серьезным лицом шутит Марк Анатольевич, — за исключением лифтов (мэтр едва не застрял. — Авт.). Обратитесь к моему директору, он проконсультирует. Тут-то церемония и завершилась: все пошли на сцену для общей фотографии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.